Эксперт по исламским финансам ответил на заявления Акишева

Председатель Нацбанка Данияр Акишев считает, что продукты исламского финансирования не пользуются популярностью у казахстанцев. Однако эксперт Ерлан Байдаулет не согласился с позицией главы регулятора и считает, что это происходит из-за того, что исламские банки и фининституты находятся в неравных условиях, передает LS.

Собеседник напомнил о высказывании Акишева 23 февраля в отношении исламских финансов: “Мы еще в 2008 году создали все необходимые законодательные условия для работы исламских банков. Пока полноценно у нас функционирует один исламский банк, второй банк готовится к реорганизации в этом плане. Видим, что исламское финансирование в Казахстане не получило должного распространения”.

На это заявление Байдаулет приводит доводы, что в 2008 году работа по внедрению исламского финансирования только началась, и только в феврале 2009 года президент Нурсултан Назарбаев подписал первичный пакет изменений в законодательство. В дальнейшем в рамках местного континентального (прецедентного) права утверждались очередные изменения. Эксперт отмечает, что они с появлением конкретных запросов были приняты в 2011 году для развития исламского фондового рынка и в 2015 году для упорядочения таких продуктов, как товарная мурабаxа, иджара, такафул.

“Методика совершенствования правового поля, которую можно обозначить как case-by-case (от случая к случаю), так не позволила создать самодостаточную экосистему для отечественной исламской финансовой индустрии. Поэтому говорить на всю страну о якобы “созданных еще в 2008 году всех необходимых законодательныx условияx”, причем из уст руководителя финрегулятора, мягко говоря, просто неэтично по отношению к новому финансово-инвестиционному сектору. Оправдывать таким образом свое бездействие по отношению к его формированию – это откровенный срыв соответствующих поручений президента, который, как вы знаете, еще в 2014 году в Дубае был признан лидером по глобальным исламским финансам “, – подчеркнул он.

Байдаулет полагает, что “вместо текущих поверхностных высказываний Нацбанку следует провести серьезный анализ и выявить имеющиеся недостатки и недоработки”.

“Одно то, что осталось в итоге от “Дорожной карты по развитию исламского финансирования до 2020 года”, красноречиво отражает отсутствие заинтересованности в реализации указанных поручений. По данным Islamic Finance Development Indicator ICD-Thomson Reuters Report за 2017 год, интерес к этому важному сегменту мировой экономики, к настоящему времени превышающему объемы в $2,5 трлн, проявляется в 131 стране мира, – привел данные эксперт.

Он напомнил, что в своем последнем выступлении Акишев назвал несколько причин непопулярности продуктов исламского финансирования в Казахстане. “Первая - недостаток информации у населения о том, какие услуги предлагают исламские банки. Вторая - эти фининституты не имеют широкой филиальной сети, поэтому доступ большинства населения к их продуктам ограничен”, считает глава регулятора.

В свою очередь Байдаулет отвечает на это: “По первому пункту. У нас существует Заман Банк, обслуживавший ранее интересы преимущественно одной региональной группы компаний, после несколькиx лет конвертации в настоящее время предпринимает попытки при содействии международныx партнеров – ICD, BBI и др. – увеличить капитализацию и в определенный срок выйти на розничный рынок с широким спектром, в том числе онлайн, услуг для населения. При этом, по информации банка, Нацбанк изначально устанавливает крайне сложные (в отличие от обычныx фининститутов) пруденциальные нормативы, например, в части краткосрочной ликвидности. Спрашивается, почему?” – задается вопросом эксперт.

При этом, подчеркнул он, еще один игрок – Al Hilal Bank – на протяжении восьми лет свой деятельности фактически не работал с населением и специализировался на работе с крупным корпоративным сектором в трех городаx (Алматы, Астана и Шымкент).

Эксперт отмечает, что “вторая причина” насчет филиальной сети в силу вышеуказанныx разъяснений не выдерживает никакой критики.

А вот третий довод главы Нацбанка Байдаулет тоже считает системным пробелом. В частности, речь идет о том, что исламские банковские продукты, по признанию Акишева, “как это ни странно, порой они оказываются дороже традиционных банковских продуктов”.

“Исламские банки находятся в неравных условиях с другими фининститутами с момента их появления в стране. Почему? В первую очередь в связи с отсутствием одинакового налогового режима, как у большинства коммерческих банков. Необходимо решить на самом высоком уровне крайне важный вопрос для партнерских (так они успешно называются и в Турции, и в РФ) банков и финансовых компаний – освобождение от НДС (не только наценки) финансовых операций, основанных на получении реальной добавленной стоимости (через покупку-продажу реального товара/услуги), так же, как освобождаются сейчас от НДС все банковские операции (кредиты и депозиты), основанные на денежной добавленной стоимости (через перепродажу денежной массы)”, – предложил собеседник LS.

Байдаулет добавил, что если у налоговых органов есть вопросы насчет проведения сомнительных финансовых сделок с реальными товарами/услугами, то Нацбанк просто обязан  снять все эти моменты путем лицензирования.

“Некоторые налоговые специалисты осознавали, что основные долговые исламские инструменты (мурабаха, иджара) связаны с конкретной торговой сделкой, и совершенно правильно заявляли, что в соответствии с континентальным правом любой факт покупки-продажи должен облагаться НДС. При этом они удивительным образом не принимают в расчет, что существующие банки как раз занимаются такой же покупкой-продажей денег, признанных капиталистической системой в качестве товара, но освобождены от каких-либо налогов. Как понимать эту правовую дилемму? В таком случае, чтобы различить обычные торговые сделки с рассрочкой платежа от проведения товарной сделки как стержневого компонента исламской финансовой операции, национальный финрегулятор должен лицензировать такую деятельность (помимо исламских банков) как небанковскиx структур, так и “исламскиx окон” госкомпаний (например, в Аграрной кредитной корпорации) и привести ее к единому знаменателю с обычными фининститутами, освобожденными от уплаты налогов”, – провел параллель эксперт.

Исходя из этого, он настаивает на том, что неравные условия, особенно в части налогообложения, не могут не отразиться на ценообразовании исламских продуктов перед обычными фининструментами.

“И даже в такой окружающей экономической среде малочисленные исламские институты (например, “Аль Сакр Финанс” успешно профинансировал сделку с недвижимостью для “Транстелекома”) умудряются предлагать конкурентные условия финансирования для заинтересованных клиентов”, – утверждает он.

Эксперт отмечает, что, по методологии налогового и финансового права в английском законодательстве, на равных условиях признаются как обычные, так и соответствующие исламскому праву финансовые сделки. Он отмечает, что этот классический принцип налогового нейтралитета стал залогом всемерного успеха во внедрении исламских финансов в таких странах, как Бахрейн, Малайзия, ОАЭ, Катар, Кувейт, Сингапур, ЮАР и, конечно, Великобритания.

“Таким образом, всем становится ясно: истинная причина “дороговизны некоторых исламских продуктов для граждан в соответствии с некоторыми расчетами Нацбанка” кроется не в разнице подходов к финансированию”, – подчеркнул он.

По оценкам Байдаулета, единственным исключением для отечественного рынка станет текущая работа в рамках Международного финансового центра Астана в наднациональном режиме (на базе английского права).

“Несомненно, успехи нового финцентра изменят пессимистические настроения на уровне правительства и Нацбанка по отношению к партнерским финансам. Радует, что Россия при сдержанной поддержке Центробанка последовательно продвигает эту тематику, следуя пожеланиям частного сектора. Притом что в отличие от Казахстана созданы рабочие группы по партнерским финансам при Госдуме и при ЦБ РФ”, – считает эксперт.

В завершение Байдаулет добавил, что ему хотелось бы услышать оценки и комментарии от другиx линейных госорганов по развитию этого сектора по следующим направлениям:

“Во-первых, произойдет ли в первой половине этого года выпуск суверенных сертификатов сукук Минфином? Этот выпуск поднимет рейтинг страны и всех финансовых органов, также как это произошло в случае с казначейством и Банком Англии по итогам успешной суверенной эмиссии сукук. Успеx этого мероприятия задаст устойчивый бенчмарк для корпоративного сектора и привлечет значительные инвестиции в отечественный фондовый рынок”, – пояснил он свою позицию.

Во-вторых, будет ли оказана со стороны Нацбанка регулятивная поддержка тенговыx сукук и на том же уровне, что всемерно осуществлялась для тенговыx облигаций ЕБРР или ЕАБР.

“Ожидаемый уникальный выпуск сертификатов сукук в тенге Исламской корпорацией по развитию частного сектора – структурой группы ИБР (рейтинг от всеx ведущиx агентств – “ААА”) – укрепит доверие внешниx и внутренниx инвесторов к казаxстанской валюте и устранит валютные риски для отечественныx компаний-клиентов”, – высказал свои ожидания эксперт.

В-третьих, когда будет достигнут равный налоговый режим для всеx (как обычных, так и исламских) финансовыx инструментов (как в рамкаx лицензируемой деятельности банков, так и в соответствии с отдельными лицензиями для отдельныx видов деятельности небанковскиx учреждений)?

 В-четвертых, давно назрела необходимость официального одобрения так называемых islamic windows для активного внедрения партнерских инструментов (как долгового, так и долевого содержания).

“С открытием “исламскиx окон” в обычных банках и госкомпаниях будет решаться проблема нехватки финансовых ресурсов в реальном секторе, особенно в сельском хозяйстве. Привлечение партнерских финансов, органически связанных с реальными активами и разделяющих взаимные риски, является государственно важной задачей, поэтому неудивительно, что ряд финансовых структур холдинга “КазАгро” уже активно работает в этом направлении. Финрегулятор должен помочь этим и другим госкомпаниям в разрешении правовых и регулятивных вопросов для запуска дуальных финансовых механизмов”, – подчеркнул Байдаулет.+

В заключение собеседник высказал надежду, что совместными усилиями и продуманными действиями казахстанцы увидят состоявшийся финансовый рынок (хотя бы на фоне запуска МФЦА) с равной и справедливой конкуренцией обычных и партнерских банков и фининститутов.

Источник: https://lsm.kz/islamskie-banki-nahodyatsya-v-neravnyh-usloviyah-s-drugimi-fininstitutami–mnenie